суббота, 15 июня 2019 г.

московские ТОП-МОДЕЛИ начала 2000-х годов

 Если 90-е годы прошли для модельного бизнеса России под диктовку неутомимой директрисы "Ред Старс" Татьяны Кольцовой, то нулевые до кризиса 2008 года можно
шоу "Дикой Орхидеи" в Москве 2004г.
охарактеризовать, как десятилетие бельевых моделей из разных московских агентств. С одной стороны, этот тренд складывался под влиянием фирмы "Дикая Орхидея", владелец которой развил большую рекламную активность в глянцевых журналах. Компания занималась продажей иностранного белья дорогого ценового сегмента, и начиная с 1999 года устраивала в Москве показы своих товаров в форме довольно ярких шоу (постановщик Данил Косенков) с бюджетом в десятки тысяч долларов и участием большого числа моделей - от 30 до 50. Участвовать там было престижно, платили им намного больше, чем на обычных показах модельеров. Но и попасть непросто, через предварительный кастинг, а позднее через финальный, что растягивалось почти на 3 месяца. Девушек искали не только в Москве, но также в регионах страны и даже на Украине. Подбирали обязательно с хорошей фигурой и длинными ногами, тогда как лицом они в массе не производили какого-то особого впечатления, не запоминались. "Лицами" же рекламных кампаний "Д.О." обычно становились модели-иностранки с более коммерческой внешностью, менявшиеся примерно раз в год. Вот они постоянно и мелькали во всех журналах женского формата. Правда, особых звёзд отрасли среди них не было, самыми известными можно считать чешку Петру Немцову и россиянку Татьяну Завьялову (единственную русскую в кампаниях бренда). Да и медийной раскруткой своих ведущих моделей, по примеру западных "послов бренда", "Дикая Орхидея" не занималась, не говоря уже о манекенщицах из каталогов или с показов. С другой стороны, в России начали массово выходить мужские журналы, франшизы иностранных изданий. 
"рекламная" девушка месяца в журнале "Maxim" 2003г.
В отсутствие авторитетной персоны уровня Кольцовой, как раз журналы для мужчин и стали основными, если не единственными, популяризаторами красавиц из реклам. Предпочтение там отдавали, что не удивительно, моделям того же "гламурно-бельевого" направления, которых можно было эффектно представить на страницах в купальнике или неглиже. К примеру, в журнале "Maxim" завели рубрику "Кто эта девушка из рекламы?", включавшую интервью засветившейся модели с теле-экранов и её небольшую фотосессию. В другом издании "FHM" попробовали составлять свои собственные топы отечественных моделей начала нулевы
х. В 2003 году в этом журнале вышла 14-страничная статья с пятью самыми яркими, на выбор редакции, "бельевыми" девушками
работающими в российской столице. Год спустя в "FHM" появилось уже что-то наподобие рейтинга "10 самых популярных моделей - тех, кого чаще всего приглашают на съёмки и показы". Приблизительные подсчёты, в основном с упором на количество модных дефиле за последнее время, но без перечисления рекламных съёмок, обложек и указания источников информации, подтверждающих топовые позиции моделей в Москве, не дают оснований считать данный список объективным. Там даже не упоминались агентства, на которые работали эти девушки. Тем не менее желание редакторов выделить самых успешных моделей на отечественном рекламном рынке, вывести их из сферы безвестности, что-то рассказать об их жизни и интересах, казалось любопытным экспериментом. Это уже были годы прорыва россиянок на мировые вершины, на всю страну звучали имена международных звёздочек Натальи Водяновой, Евгении Володиной, Анны Вьялицыной. Поэтому шансов у московских топ-моделей в борьбе за внимание прессы и публики оставалось ничтожно мало. Разве только попробовать раскрутиться в качестве актрис сериалов, кино или телеведущих. Или попасть в какую-то сенсационную историю. Похоже, на этой стадии ранних нулевых попытки формирования российских модельных рейтингов и закончились. Ниже смотрите списки "FHM" в подробностях. Данные на фигурирующих там девушек неполные, пока что это всё, что удалось о них узнать.
  

ПЯТЬ самых красивых бельевых моделей в Москве, по версии российского FHM - март 2003 г.  

Анна Азарова (агентство "Point") - родилась в 1980 г. в Барнауле - участвовала в конкурсе Elite Model Look Россия 1996 - реклама (печатная, видео и тому подобная) "Aqua Minerale", "Arktur ", сок "Я", телефоны "LG", "Кашемир и шёлк", "Снежная Королева", крем "Ozon", снималась в клипе "Ты, ты, ты, я, я, я" Игоря Саруханова
__________________________________________________________________________________________________
Лилия Гусакова - родилась в 1979 г. в Челябинске - реклама "Oriflame", "Чистая линия", "Золотая грация"
__________________________________________________________________________________________________
Юлия Курбатова (агентства "Red Stars", "Point", "Fashion") - родилась в 1985 г. в Москве - участвовала в конкурсе Elite Model Look Россия 2001 - реклама "Faberlic", "Bounty", клиника "Клазко", шоколад "Каруна"
__________________________________________________________________________________________________
Ксения Линькова (агентство "Modus Vivendis") - родилась в 1983 г. в Москве - реклама "Донстрой"
__________________________________________________________________________________________________
Наталья Онищук - родилась в 1979 г. - реклама "Дикая орхидея", универмаг "Стильный город", обувь "Alla Pugachova"


ДЕСЯТЬ самых востребованных моделей в Москве, по версии российского FHM - январь 2004 г.

Ирина Абретова (агентство "President") - родилась в 1977 г. - реклама шоколад "Каруна"
__________________________________________________________________________________________________
Анна Авдеева (агентства "Point", "President" ) - родилась в 1983 г. в Орле  - участвовала в конкурсе "Краса России 1998" - реклама йогурта "Neo", "LG"
__________________________________________________________________________________________________
Вера Алексеева (агентства "Modus Vivendis", "Point", "Fashion") - родилась в 1980 г. в Волгограде  - реклама "Арбат Престиж", салоны "Три льва", снималась в клипе "Напитки покрепче" гр."Звери"
__________________________________________________________________________________________________
Ингуна Бутане (агентство "Fashion") - родилась в 1986 г. в Риге, Латвия - реклама "Orbit", "Panasonic"
__________________________________________________________________________________________________ Татьяна Дягилева (агентство "Modus Vivendis") - родилась в 1982 г. в Набережных Челнах, Татарстан  - участвовала в конкурсе "Супермодель России 2001" (1 место) и Supermodel of the World 2001 - реклама "Русский шоколад", краска для волос "Cameleo"
__________________________________________________________________________________________________ Розалия Муравьёва (агентство "Fashion") - родилась в 1982 г. в Чебоксарах - участвовала в конкурсе Supermodel of the World 1998 (2 место) - реклама "LG", академия "Долорес", салоны "Style Message"
__________________________________________________________________________________________________
Екатерина Рогожина (агентство "President ") - родилась в 1986 г. - реклама ТЦ "Гименей"
__________________________________________________________________________________________________
Наталия Семенюк (агентство "Point ") - родилась в 1982 г. - реклама "Мегафон", "Samsung", "Incity", косметика "Infinum", колготки "Dance Club", шоколад "Wispa", "Snickers", сок "Rich"
__________________________________________________________________________________________________
Алёна Скубий (агентство "Престиж") - родилась в 1983 г. в Симферополе, Крым - снималась в клипе "Новые люди" гр."Сплин"
__________________________________________________________________________________________________
Евгения Слюсаренко - родилась в 1980 г. во Владивостоке - участвовала в конкурсе Elite Model Look Россия предположительно 1999 г.
__________________________________________________________________________________________________

вторник, 21 мая 2019 г.

30-летие конкурса МИСС СССР-89

Сегодня исполнилось 30 лет со дня выборов первой "Мисс СССР 1989".
В статьи о конкурсе и его победительницах добавлено (обновлено) более 10 новых фото.

МИСС СССР-89   http://vsenashimiss.blogspot.com/2014/06/1989.html
 
ЮЛИЯ СУХАНОВА  http://vsenashimiss.blogspot.com/2015/10/88.html
 
ЕКАТЕРИНА МЕЩЕРЯКОВА  http://vsenashimiss.blogspot.com/2015/12/90.html

 

суббота, 11 мая 2019 г.

российская красавица 60/70-х: ГАЛИНА МИЛОВСКАЯ (1)

часть 1
 В публикациях и телепередачах на тему бывших подиумных красавиц СССР непременно вспоминают про Галину Миловскую, одну из ведущих манекенщиц Москвы 1960-70 годов. Её регулярно снимали для ежеквартальных изданий "Журнал мод", "Модели сезона". Конечно, не её одну, а и других девушек из этого круга. Некоторые даже были известны на Западе, благодаря зарубежным гастролям и статьям в иностранной прессе. Но Миловская сделала то, что кроме неё не удалось никому из советского поколения. "Невыездная" манекенщица, никогда не бывавшая за границей, стала фотомоделью всемирно известного глянцевого журнала. А после эмиграции активно работала на Западе - эдиториалы с одеждой, реклама. Карьера за границей по ряду причин оказалась непродолжительной, её венцом стала обложка британского "Vogue" 1975 года. Если смотреть на ситуацию исключительно с профессиональных позиций, то это намного интереснее, важнее, нежели околоподиумная гремучая смесь зависти, интриг, секса и политики, показанная в сериалах и документальных проектах. Хотя и в этом контексте Миловская не избежала громких историй, лёгкой и гладкой жизнь советских женщин из данной сферы попросту не могла быть. За давностью лет, восстановить подробности её биографии и карьеры оказалось непростым делом. Даже знавшие её люди, как и она сама, нередко путаются в интервью в очерёдности событий, забывают детали. Что уж говорить о современных авторах: многие их статьи, документальные фильмы напоминают сочинение на заданную тему. Надеюсь, используемые мной источники информации (в основном архивная зарубежная пресса) достаточно близко отражают реальные факты и события в нынешней биографической статье.
 Галина родилась 29 августа 1946 года в Москве, была четвёртым ребёнком в семье. Две её сестры были значительно старше, а маленького брата убило во время страшной авиационной бомбёжки в годы войны, прямо на глазах у матери. Родители принадлежали к рабоче-крестьянскому классу, приехали в Москву в поисках лучшей жизни. Про отца известно мало, он умер, когда Гале было 13 лет. Мать работала на вредном производстве военно-промышленного завода, где случилась авария, и вся её бригада отравилась испарениями свинца. Выжить смогли только 2 человека, среди них, к счастью, была и мама. Но здоровье было подорвано, часто приходилось ложиться в больницы. Галя по своему мировоззрению сильно контрастировала с остальной семьёй. Сёстры вышли замуж за простых рабочих парней и полностью погрузились в бытовые заботы, в воспитание детей, в жёсткие рамки семейного бюджета. Тогда как младшая девочка выросла в романтичную "шестидесятницу", любопытную до всего нового, возвышенного и прогрессивного. Она чувствовала сильную потребность в интеллектуальном развитии, в культурном окружении, в красивых вещах и не желала подстраиваться под серую советскую уравниловку. Мать совершенно не понимала её "чудачеств", но и не пыталась давить на неё, предоставив дочери свободу выбора. После восьмилетки ей пришлось уйти из школы и устроиться на фабрику, чтобы не висеть на шее у больной матери, а 10-летнее образование она получала в вечерней школе. Всю свою первую зарплату девушка потратила на английский мохеровый свитер, купленный в "комиссионке" (магазин секонд-хэнда с договорными, часто высокими ценами). На вторую зарплату приобрела английские туфли на шпильке и югославское нижнее бельё. Новые вещи мирового качества в обычных магазинах не продавались, их иногда привозили своим жёнам, любовницам и дочерям работники заграничных советских учреждений или моряки дальнего плавания. Лишнее попадало в комиссионные магазины. Кое-что можно было купить и на чёрном рынке. Галя давно вынашивала планы выучиться на актрису, ещё в школе она была участницей самодеятельности, декламировала стихи, а готовясь к предстоящему поступлению в учебное заведение, год играла в постановках любительской труппы. Летом 1964 года в её жизни произошло 2 значительных события. Она успешно сдала экзамены в престижное Щукинское театральное училище со статусом ВУЗа, выдержав огромный конкурс. И познакомилась с будущим супругом. Сергей Миловский считался успешным адвокатом, разносторонне образованным человеком. По слухам, коллекционировал старинные иконы, что по тем временам было во всех смыслах небезопасно. А больше всего был знаменит в Москве, как столичный ловелас, легко покоряющий сердца молодых красавиц. По возрасту, с сединой в волосах, он годился им в отцы, однако следил за собой, имел интересную наружность и поджарую фигуру. Разница в возрасте в 20 лет не помешала им с Галиной почувствовать взаимное влечение и симпатию. Помимо внешности, она была привлекательна своим сплавом импульсивных эмоций, бьющей через край энергии, умения выделиться из толпы. Как оказалось, за внешними эффектами скрывались большие комплексы девочки из простого народа. Ей банально недоставало знаний, эрудированности, чтобы не теряться в среде столичного творческого бомонда. Сергей показался ей тем человеком, который мог бы научить её самому необходимому. И как оказалось, Галина не ошиблась в этих предположениях, этот мужчина оказал на неё сильнейшее влияние в плане культурного развития и познакомил с множеством знаменитостей московской богемы. Их роман был непростым, со всевозможными страстями, бурными выяснениями отношений, чередующимися сценами то дикой ревности, то трогательной нежности. Они виделись всего 2-3 раза в неделю, поскольку Миловский жил в съёмной комнате. Официально мужем и женой они стали спустя несколько лет, после замужества ей и досталась эта фамилия. Её девичья фамилия по некоторым сведениям была Ананкина. Пара обосновалась в 2-комнатной квартире пятиэтажной хрущёвки в Самотёчном проезде. Тогда в Москве было очень напряжённо с жильём, даже такая непрестижная в наше время малонаселённая квартира с кухней 6,5 кв.м. и основными бытовыми удобствами считалась признаком комфорта и достатка. В конце 70-х этот квартал снесли и построили там спорткомплекс "Олимпийский". Миловская быстро прослыла одной из самых модных девушек Москвы. В числе первых осмелилась пройтись по улицам в мини-юбке, а позднее опередила всех, кто спешил перенять западную моду на брючные костюмы. - Я была отделена от толпы поведением, одеждой. Я не хотела никого провоцировать, но я чувствовала себя лучше одетой, по-другому, чем советская масса в их "ширпотребе". Люди глазели на меня, но я шла с гордо поднятой головой. Жизнь в Москве в то время бурлила, и мне, как будущей актрисе, пришлось ходить в такие модные места, как "Дом Кино". Было важно, чтобы тебя заметили, поэтому я и другие женщины пытались выделиться в одежде. Мы крутились как могли. Я достала белый материал, где-то достала и мех ягненка и попросила подругу сшить мне брюки и пальто. На следующий день после визита телефоны разрывались: кто там был, с кем была, во что была одета. Оказалось, что я произвела эффект.
 Будучи студенткой второго курса, она по воле случая стала моделью. В обыденной речи этот род занятий именовался "манекенщица", а вместо подиума часто говорили "язык". Однажды к ней подошла девушка со старшего курса и сказала, что есть возможность подработать. Дала телефон подруги, которая была художником-модельером и должна была всё рассказать. Как оказалось, Всесоюзному институту ассортимента изделий легкой промышленности и культуры одежды (ВИАЛегрому) срочно требовалась замена их штатной манекенщицы Тамары Владимирцевой, которая уходила в декрет. Институт занимался продвижением по стране новых разработок одежды, имел экспериментальный отдел, изучал международные тенденции моды. И вообще для той поры был довольно продвинутым заведением. Сотрудницы могли просматривать новые номера западных глянцевых журналов, таких как "Оффисьель" и "Вог" и конечно были в курсе бешеной популярности в капиталистических странах англичанки Твигги. Явно находясь под впечатлением от множества её фотографий, институтская коллегия приняла на работу Владимирцеву с размером одежды 42. Минимальным тогда считался 44, а стандартным 48-ой. Найти вторую такую же "худышку" оказалось непростым делом. Галина: На мне были английские сапоги, главный искусствовед Ирина Андреева посмотрела на меня и сказала "Слушайте, у неё такие же сапоги, как у меня, только ещё больше болтаются на ноге." Ноги у меня были ещё тоньше, чем у Андреевой, и это их так обрадовало, потому что нашли девушку с подходящими размерами. У Миловской были такие же окружности фигуры, как и у Твигги, хотя ростом она была несколько выше англичанки - 169 см. Работа оказалась совершенно не сложной, нисколько не мешавшей учёбе. В среднем два часа в день, обязательное присутствие в течение дня на рабочем месте не требовалось, всё решалось по телефону. Это объяснялось спецификой деятельности института, не спеша готовившего всего 1 новую коллекцию в год. Помимо месячного оклада в 76 рублей, раз в квартал манекенщицы получали 30 рублей "прогрессивки" (премии за внеплановый труд), а также им платили по 2 рубля за съёмку для журналов и тому подобных заказов. Миловскую выбирали часто, это означало примерно 30-50 рублей прибавки к месячной зарплате. Её знаменитые (в узких кругах) коллеги из ОДМО Збарская, Романовская получали столько же, но там приходилось весь день напролёт проводить на примерках, гримировках, дефиле. Существенное их преимущество заключалось в возможности ежегодно выезжать за границу на показы отечественной моды, тогда как 4 штатных манекенщицы ВИАЛегпрома ездили только по регионам СССР. Галине пришлось бросить учёбу в театральном, хотя и не по своей воле. Она работала на показе купальников во Всероссийском Театральном Обществе, где присутствовали и представители её учебного заведения. Престарелые преподавательницы были, мягко говоря, не рады увидеть свою ученицу в подобном "непристойном" виде и настойчиво посоветовали девушке перевестись в другой актёрский институт. Амбиций во что бы то ни стало стать актрисой у неё не было, и отучившись второй курс, она ушла. Ей было неприятно нервное напряжение, конкуренция при распределении ролей. Хотя в кинофильмах она всё-таки успела сняться в 1967 году - два раза в эпизодических ролях без слов. Без особых сожалений Миловская переквалифицировалась в профессиональную манекенщицу. Работа ей нравилась и устраивала даже в материальном плане. Два года на актёрском факультете, уроки спецдвижения не прошли впустую, помогли ей раскрепоститься в динамике и мимике, что пригодилось и на фотосъёмках. Как потом отмечали очевидцы, Галя двигалась словно прирождённая аристократка и имела свой стиль. Вячеслав Зайцев: Галка была очень живая, очень лёгкая и успешная. Она была молодая, она была худенькая и красивая. Когда она появилась, все девчонки как бы ушли во второй ряд.
 с 21 августа по 5 сентября 1967 г. в советской столице проходило невиданное доныне событие - Международный Фестиваль моды и выставка "Одежда-67", на которые прибыли представители около 1000 фирм из 26 стран мира, в том числе западных. Показы шли конвейером во Дворце спорта 3 раза в день по 2 часа. Публика охотно раскупала билеты и заполняла огромный зал "Лужников", на показах в среднем присутствовало 4 тысячи зрителей. Почти все приехали со своими визажистами, стилистами и моделями. К примеру, французская Chanel привезла 8 манекенщиц, а команда британской моды в общей сложности насчитывала 20 женщин и 10 мужчин. Модельеры из США приехали со своим "десантом" моделей, но этого оказалось недостаточно, и они предложили Галине и ещё 8 "местным" девушкам участвовать в открытии американского шоу. Миловская выгодно выделялась среди советских манекенщиц своим хрупким внешним видом и энергетикой движений, в тренде тех лет. Она сразу и легко вписалась в американскую компанию. У неё был лёгкий шок, когда она увидела, насколько не похож их процесс подготовки и постановки шоу на полу-любительскую отечественную практику. Где, например, совсем не продумывали причёски и макияж под конкретную коллекцию. На все случаи изображали одно и то же. Выходы под звуки современной поп-музыки, с элементами танца, тоже были нетипичными для советских показов. Это появилось позже у Зайцева. И разумеется, девушка была в восторге от подаренной иностранцами современной одежды и дорогой косметики. - Мы на эти две недели окунулись в другой мир. Молва о "Russian Twiggy" понемногу распространялась и в западных модных и журналистских кругах. Заметки с фото Галины появились в американских и других заграничных изданиях уже в ходе фестиваля. "Топ-модель из СССР", тогда это звучало прямо-таки сенсационно. Истории о ней можно было выгодно продать в иностранные иллюстрированные журналы, но для начала требовалось одобрение властей. Первому это удалось сделать известному итальянскому репортажному фотографу Кайо Гаррубе, который осенью 1967 года приезжал в СССР и искал материал для публикаций. Среди прочего он попал и на праздник моды, где увидел "русскую Твигги". Благодаря коллегам в агентстве "ТАСС" ему оформили официальное разрешение на съёмки, и в результате через несколько месяцев в некоторых европейских журналах можно было увидеть прекрасный результат. В частности, в западногерманском еженедельнике "Stern" появилась серия стильных чёрно-белых фотографий с рассказом о советской красавице. После этого множество иностранных журналов и газет сделало у себя перепечатки с этих фото. Потом были репортажные съёмки с другими иностранными фотографами, в частности, для британской, венгерской и итальянской прессы. За границей с тех пор за девушкой закрепилось имя Galya, Gala, оставшееся от фестиваля. В статьях удивлялись, что по советским стандартам красоты великолепная Галя ужасно худая и совершенно неприметная. Все обсуждают её "болезненно тонкие" ножки. А её заработки просто копейки в сравнении с гонорарами средних западных моделей, не говоря уже о топовых, получающих от 100 долларов и больше за час работы. Галя любит одеваться во французском и итальянском стиле. Исповедует здоровый образ жизни, не курит и не употребляет алкоголь. Она успешно справляется с домашними делами, в походах за продуктами на рынок её сопровождает муж-юрист. Он к тому же прекрасно готовит. По выходным они садятся в авто марки "Москвич" и едут отдыхать на Волгу. В ближайших планах - поступление в текстильный техникум на инженера-технолога по тканям, чтобы иметь более стабильную профессию.
 Самое важное, что Галину заметили редакторы "Vogue", запланировавшие большую публикацию о красивых моделях и актрисах в одежде американских брендов. Вызвать русскую модель непосредственно на съёмки в США было нереально, поскольку тогда она оказалась бы вне зоны контроля советских властей и была высока вероятность, что девушку легко соблазнят деньгами, гламуром и заманчивыми перспективами, и она не захочет возвращаться в серо-унылую коммунистическую страну. Оставался вариант провести съёмки в Москве. Даже такая идея казалась трудновыполнимой, но через полтора года бюрократической волокиты, всевозможной переписки и согласований всё-таки приблизилась к осуществлению. Помогли французский посол, знакомый с премьер-министром Косыгиным, и оплата в твёрдой валюте, необходимой государственной казне. В марте 1969 года в столицу приехал очень молодой и амбициозный французский фотограф Арно де Роне / Arnaud de Rosnay, имевший репутацию плейбоя, и связанный с Россией родственными узами. Его мать была русская, родом из Петрограда (Санкт-Петербурга). Одновременно с ним прибыл контейнер с одеждой предстоящего осенне-зимнего сезона, в которой Гале предстояло появиться в журнале. Однако по какой-то причине модный груз застрял на таможне, и французу с американской командой ничего не оставалось, как возвращаться домой, дожидаться разруливания ситуации. Вторая попытка оказалась удачной, в начале мая наконец-то можно было приступать к работе. Галину на целую неделю освободили от основной работы, каждое утро за ней приезжала представительная для той поры машина марки "Волга" и отвозила на место. Снимали не спеша, по 2 образа в день, чтобы подобрать оптимальные условия для фото - утром и вечером при неярком свете. Миловской больше всего запомнились съёмки в интерьерах Оружейной палаты Кремля. Её усадили на кипу собольих шкур, и под присмотром 17 автоматчиков де Роне сделал несколько кадров Галины с исторически знаменитым алмазом "Шах" в руках и скипетром Екатерины II. Но почему-то как раз эти фото в "Vogue - US" не попали. В августовском номере 1969 года были опубликованы 8 снимков во весь лист, сделанных на улицах и в парках Москвы. Они открывали сборный эдиториал с 5 девушками, на одной из фотографий была запечатлена Красная площадь, как фон для Гали в американском брючном костюме. По задумке фотографа её ноги в сидячей позе были широко раздвинуты, где-то позади возле кремлёвской стены маячили красные кумачи с профилями Ленина, ещё не убранные после майских праздников. То, что для западного читателя было просто эффектным снимком, для советского глаза представлялось чересчур смелым и политически провокационным. К счастью для Галины, "Вог", как и любые другие популярные периодические издания Запада, в СССР не продавался, про него там практически не слышали. Поэтому обошлось без последствий. 
ГАЛИНА МИЛОВСКАЯ часть 2 
первокурсница театрального училища
Галина в компании однокурсников Москва 1966г.
обложка "Журнал Мод" 1967г.
Галина и Сергей Миловские в своей квартире
импровизированный показ мод с Тамарой Владимирцевой на улице Москвы 1967г.
фото Кайо Гаррубы 1967г.
неодобрительные взгляды прохожих
снимок из "Журнала мод" зима 1967/68
продавщица универмага в кинофильме "13 поручений"
съёмки для венгерского журнала 1968г.
одна из икон коллекции мужа
костюмированный образ
с дворняжкой Мини
съёмки для Vogue US, 1969г.
боди-арт у Брусиловского

___________________________________________________

российская красавица 60/70-х: ГАЛИНА МИЛОВСКАЯ (2)

часть 2
 Хуже оказалось с другим "идеологически сомнительным" журналом "L'Espresso" (Италия), в котором в конце декабря того же 1969 года расписанную цветами по лицу и телу Миловскую поместили аж на обложку. И где-то в районе груди красовался заголовок запрещённой в СССР поэмы Твардовского "По праву памяти", ради конъюнктуры названной "Над прахом Сталина". Автором серии фото был уже известный фотожурналист Кайо Гарруба, откомандированный своим агентством "Magnum Photos" в Москву для репортажа о художественной жизни столицы. По воспоминаниям Галины, итальянец сам придумал идею акции с боди-артом и позвал на неё знакомую девушку, а та в свою очередь подключила к ней Анатолия Брусиловского. Брусиловский был известен своими концептуальными вечерами, проводившимися в его просторной мастерской. С ярким антуражем, с приглашением "продвинутых" людей из столичного мира искусства и моды, иностранных гостей и журналистов. Одушевлённым полотном для творчества Брусиловского и ещё одного художника на сей раз стала Галина, работала бесплатно, просто из желания поучаствовать в необыкновенном эксперименте. Было ярко, весело, шумно. Гости танцевали под ритмы рока, а поймавший вдохновение Гарруба сделал много кадров. Получилось живописно и сенсационно, что и требовалось западным издателям. Право на публикацию снимков купил "L'Espresso". После доклада посла в Италии об "антисоветской публикации" все стрелы полетели в писателя Твардовского. Пострадал и Гарруба, попавший в чёрные списки неблагонадёжных журналистов. Скандал с манекенщицей Галей разразился лишь спустя месяцы, когда его казалось и не ждали. В номере за июль 1970 года журнала "Америка" были перепечатаны снимки из прошлогоднего "Vogue" в чёрно-белой версии, а злополучное фото на брусчатке возле Кремля сделали "лицом" трёхстраничной статьи "Галя в американских нарядах" (4 фото + немного текста). Штатовский журнал на русском языке хоть и формально завозился во все крупные города Союза в рамках культурного обмена, в обычных газетных киосках его можно было купить разве что в Москве. В основном же расходился "из-под прилавка" или продавался в учреждениях по месту службы номенклатуры. И воспринимался ею с подозрительностью, в любой его статье партработники могли увидеть завуалированный идеологический выпад против советской системы. Например, в выбоинах на тротуаре и разбитом бордюре "деревянной" Москвы, где снимали Галину (совсем рядом с её домом на Самотёке). Тем более, на другой фотографии из "Вога" они сразу заметили и "развязную" позу простой русской девушки, и "неподобающее" расположение сакральных портретов, к которым та как бы демонстративно развернулась спиной. И незамедлительно доложили "куда следует". Никого не волновали обстоятельства этой съёмки, весь гнев обрушился на бедную Галю, которую в сопровождении шокированной начальницы отвезли "на ковёр" в огромный кабинет заместителя министра лёгкой промышленности СССР. И тот отчитал манекенщицу за "позорящий" проступок. - Мы не придали значения, что там, ближе к Васильевскому спуску, были сложены портреты пролетарских вождей и транспаранты - съемки проходили на следующий день после демонстрации, посвященной Дню Победы, так что в глазах блюстителей идеологической чистоты получилась чуть ли не антисоветчина. Ясно, что "замысла" тут не было, но, как это часто бывает, требовался стрелочник, и я получила строгое предупреждение... В действительности вину за произошедшее должен был взять на себя редактор Агентства печати "Новости", неотступно контролировавший всю фотосессию. Именно эта организация заключала договор на съёмки, и ей было перечислено 500 долларов за агентские услуги. Тогда как Миловской заплатили всего 20 рублей. Даже десятилетия спустя она крайне неохотно вспоминает те события. По её полу-намёкам один журналист сделал предположение, что она побывала на тяжёлом многочасовом допросе на Лубянке. Скандал привёл к тому, что ей отныне запрещались всякие контакты с западными журналами, фотографами и агентствами, на карьере "best fashion model of the USSR" можно было ставить крест. В лицо ей этого не заявляли, но она узнавала от знакомых людей, что предложения о работе поступали в ТАСС и АПН неоднократно, и каждый раз из Москвы отправлялся одинаковый ответ "Мисс Миловская слишком занята на данный момент". Не помогали даже посулы больших денег. Французский "Elle" был готов выложить 3000 долларов за недельное приглашение Галины в Париж. Очень серьёзные деньги, в переводе на курс чёрного рынка это тогда составляло 10 годовых зарплат советской манекенщицы. Ещё больше предлагала Айлин Форд, мечтавшая заполучить русскую девушку хотя бы на месяц. Настолько огромное впечатление произвело на американку качество работы в "Воге", где Миловская предстала, как модель-актриса, выразительная в каждом образе. Настырная и находчивая миссис Форд предпринимала попытку за попыткой, даже сумела достать официальное приглашение, подписанное чуть не самим президентом Никсоном и переправить его в Москву. Но и это не помогло... Проблемы с карьерой были далеко не единственными в том году, и не самыми страшными. Её муж боролся с раком, Галина ухаживала за ним на протяжении долгого времени. Сергей Миловский умер в январе 1971 года, на могиле любимого мужа она поставила дорогой памятник. Детей у пары не было, дома они держали маленькую собаку-дворняжку Мини, часто упоминавшуюся в иностранных статьях. Она просыпалась в семь утра и будила хозяев. Оставшись одна, Галина переехала в однокомнатную квартиру, тоже где-то близко к центру Москвы, возле Кутузовского проспекта. Долгое нервное напряжение сказалось на её здоровье, сбои в организме она почувствовала во время гастрольных показов в Тбилиси. Она попала в больницу, то ли с нервным срывом, то ли с щитовидной железой, точно неизвестно.
 Миловская ещё при жизни мужа часто бывала в общих компаниях с диссидентами и нелояльными советской власти евреями из творческой среды. Слушала их разговоры, однако сама не разделяла их идей, оставаясь патриотом СССР. Но попав в сложную ситуацию, задумалась об эмиграции. - В этом не было никакой политики. Я никогда не задумывалась о марксизме или капитализме и не хотела, чтобы в моём отъезде видели антисоветизм. Я не хотела участвовать в этой борьбе, добиваться побед над системой, не хотела достигать никакой известности или внутреннего удовлетворения таким способом. Однажды я была с друзьями, которые планировали эмигрировать. Я вернулась домой и поставила на весы моё будущее - и я вдруг чётко увидела то, что моё сердце подсказывало мне на протяжении года. Что я буду проводить все оставшиеся в моей жизни дни в одной и той же рутине, смотреть на вечно ищущую привилегии творческую богему, а потом выйду на пенсию. Одно и то же изо дня в день - репетиции, съёмки, показы мод. Я знала, что никогда не буду голодать, но я также знала, что я бы никогда не достигла большего. Настало время уехать туда, где я смогла бы отдать то, что я имею - энергию, энтузиазм, талант.
 В то время уже был подписан договор Брежнева и Никсона, облегчающий эмиграцию из СССР по израильской линии. Оказалось, что лазейки можно было найти даже для Галины, не имеющей родственников-евреев. Самый простой путь состоял в фиктивном браке, но ей не хотелось портить свою модельную анкету статусом даже такой условной жены. Был и второй путь, на него и была сделана ставка. Помогал ей в этом упомянутый ранее художник-нонконформист Брусиловский, бывший одессит. Замысел сводился к тому, что у отца Галины как бы обнаруживался ещё один брак с женщиной-еврейкой. Девушке пришлось выложить крупную сумму, чтобы у неё объявились "родственники мачехи" в Израиле и сделали необходимый запрос о репатриации. Галина ушла с работы, это было одним из необходимых условий. План сработал, оставалось лишь дождаться визы на выезд из СССР. Все мысли и силы были сосредоточены на предстоящем отъезде. Лишь сейчас она осознала, насколько это серьёзное решение, неизбежно связанное с отказом от советского гражданства. Что превращало людей в "персон нон грата", лишало их возможности приезжать в родные места, увидеться с ближайшими родственниками, сходить на могилу дорогого человека. В то время она очень сблизилась с матерью, которая прежде представлялась ей человеком старой формации, жила обособленной жизнью. Суеверная мама смирилась с предстоящей разлукой, решив, что это судьба. Она вспомнила, как после рождения девочки ей приснился сон, что дочь будет путешествовать по миру, станет известной. И её очень ободряли частые звонки Айлин Форд, которая убеждала, что Галину за рубежом ждёт блестящее будущее, хорошие заработки, благоустроенный современный быт. Пять месяцев томительного ожидания, за которые девушка ещё сильнее похудела, и вот наконец настал момент отъезда. - Было воскресенье 14 апреля 1974 года, праздник Пасхи. Мы с родственниками отметили Пасху, поели кулича и спустились во двор. В такси сели я, моя мама и племянница. Мама всю дорогу держала меня за руку. Нас привезли в аэропорт. Мама была православной верующей, благословила меня, попросила не забывать семью. Она понимала, почему я покидаю её, но не знала, увидимся ли мы снова. Она лишь перекрестила меня на дорогу "С Богом!"  -  "Прощай, мама!" Чрезвычайно трогательный момент, до слёз.
 Транзитными пунктами для эмигрантов были Вена и Рим, где их устраивали на временных квартирах или в номерах гостиниц. После чего одни уезжали в Израиль, другие в США. Галина, ещё не отошедшая от стрессов, вдобавок была опечалена сообщением, что её любимая собака умерла от тоски по хозяйке, почти сразу после отъезда. Но вместо передышки, акклиматизации в новой обстановке, Галина по плану А.Форд сразу взялась за работу. Первым делом отправилась на курортный остров Капри, где в апреле проходил конкурс моделей. Он назывался "Model of the Year" и проводился в начале 70-х годов, как составная часть фестиваля моды. Среди 20 участниц из 15 стран советская девушка, что не удивительно, стала главным объектом внимания для прессы. Она оказалась не готова к натиску журналистов, задававших одинаковые вопросы на околополитическую тематику, перечислявших все избитые штампы о СССР и ждавших сенсационных ответов. "Солженицын моды", только этого дурацкого титула ей и не хватало, учитывая и без того незавидное положение её матери в Союзе. Это окончательно выбило Миловскую из колеи, и она не смогла продемонстрировать ничего из своих модельных козырей. Победила тогда датчанка Вибеке Траульсен, в тройке призёров также американка и голландка. Вернувшись в Рим, Галина ждала переезда в США и подписания контракта с "Форд Моделс". Но американку сумела опередить англичанка -  руководительница крупного лондонского агентства "Askew", имевшего филиал в Италии, и вместо Нью-Йорка Миловская отправилась в Лондон. Там ей предложили хорошую работу на британский "Vogue", где каждый месяц, с ноября 1974 по март 1975 года она появлялась в эдиториалах с модной одеждой. Пиковым моментом стала обложка за февраль 1975 года с Галей, снятая фотографом Оливьеро Тоскани. Россиянка позировала в цветастом крепдешиновом платье на размытом фоне. Разумеется, на родине героини об этом не узнали и нигде не сообщали. Да и знать по большому счёту не хотели. Даже её родным сёстрам никогда не было интересно то, что она делала для какого-то "Вога". Об особом положении этого журнала в мире моды, о престижности его обложек для моделей у нас узнали только 20 лет спустя. Но даже тогда ничего не было известно об этом в своём роде историческом факте. Я, например, полагал, что первой Vogue's cover-girl из России и вообще из бывшего СССР, была Людмила Исаева в 1990 году. Иностранные знатоки отрасли также были недостаточно информированы об обложках 70 годов, они почему-то решили, что то изображение принадлежит Джейн Годдард / Jane Goddard, также снимавшейся для британского издания. Всё дело в том, что в те годы имена-фамилии моделей указывали не во всех журналах, и в эпоху Интернета идентифицировать их личности пришлось вприкидку на глаз.
 В 1975 году Галя оказалась в Париже и по приглашению модельного агентства "Euro Planning" показывалась местным фотографам. Приятельница из Москвы, бывшая замужем за французом, позвала её в гости. - Парижанин по имени Жан-Поль тоже пришёл к ним на ужин, поскольку он был другом мужа этой девушки. Он что-то говорил о Китае по-французски - только что вернулся оттуда. Я не понимала французскую речь, но мне было интересно его слушать. Я почувствовала, что с этим человеком мне было бы интересно. Мы пообщались, пошутили, и вдруг он сказал мне: "Пойдём завтра и поженимся". Это было то, что на французском называется coup de foudre, а на русском - любовь с первого взгляда. Я раздумывала всего несколько часов и дала согласие. На следующее утро я отправилась в префектуру. "Куда ты идёшь?", спросила подруга. - "Выхожу замуж".  В префектуре ей для начала посоветовали оформить документы, пришлось возвращаться в Лондон, улаживать дела, паковать вещи, которые уместились в 2 чемодана. После официальной регистрации брака событие отметили в хорошем парижском ресторане в небольшом дружеском кругу. Жан-Поль Дессертин оказался не просто импозантным 37-летним французом, а выпускником элитарного политологического института, крупным банковским менеджером. Регулярно ездил в коммунистические страны, такие как Китай и СССР. К профессии жены относился с насмешкой. Через два или три года ей пришлось оставить эту работу, впрочем, она и не протестовала. Ей уже перевалило за 30 лет, а главное, за границей она увидела для себя возможности профессионального роста в других сферах. Она поступила на языковые курсы, её английский в Париже был практически бесполезен, мало кто говорил на нём. Попытки стать актрисой ни к чему не привели, но зато она стала студенткой факультета в Сорбонне, увлечённо изучая кинематографию и аудиовизуальные искусства. Смотрела по 5 фильмов в день. Её дипломной режиссёрской работой в 1981 году стала неплохая короткометражка, после которой Галя поняла, что сама способна создавать картины в этом жанре. Затем была стажировка в Лос-Анджелесе в Институте кино. Лучшей работой Миловской-Дессертин считается документальный фильм "Эти безумные русские", показанный в одной из программ Венецианского кинофестиваля в 1985 году и получивший похвальные отзывы критиков. Это был рассказ о 8 художниках-эмигрантах волны 1970 годов. Художественный эффект строился на контрасте сцен из сумбурной жизни эмигрантской богемы с русской классической музыкой. Дальнейшие её работы в сфере кино не получили заметного резонанса. Но она продолжила снимать, по большей части для себя. Постоянно носила небольшую видеокамеру и фиксировала какие-то интересные сценки парижских улиц, общественных заведений.
 К счастью, причастность мужа к международным отношениям Франции позволила ей поддерживать связь с родными. Он регулярно ездил в СССР по служебным делам и три раза включал жену в состав делегации. Визу ей выдавали буквально в последнюю минуту. И один раз в 1981 году с огромным трудом удалось организовать поездку матери в Париж. - После возвращения в Москву она рассказывала всем о поездке. Такую жизнь, какая была в Париже, моя мама никогда не могла себе и представить. С началом перестройки возможности свидания с родственниками значительно упростились. Правда, матери к тому времени уже не было в живых. В середине 80-х в семье Дессертинов случилось прибавление, нужно было растить и воспитывать маленькую дочку. В настоящее время дочь уже взрослая женщина 30+, живёт и преподаёт в Марокко, изучает африканскую этнографию. Последние 27 лет Дессертины живут в историческом квартале Парижа Маре / Marais, в просторной квартире 5-этажного дома постройки 17 века. Район кишит "нетрадиционной" публикой и гей-заведениями, но очевидно такое соседство их не смущает.
  Несмотря на почтенный возраст, Миловская-Дессертин по-прежнему придерживается активного образа жизни, далёкого о нашего стереотипного представления о "старости", "пенсионерах". В городе для неё постоянно происходит что-то интересное: новые культурные впечатления, посещение вернисажей, театров, кино, художественных аукционов. При этом успевает уделять должное внимание мужу, занимается домашними делами, покупками, комнатными растениями, котом. Очень любит пешие прогулки за городом. Она в целом довольна своей жизнью в эмиграции, хотя и не офранцузилась до конца. - Я не очень похожа на французов. Я тут научилась одеваться, вести себя - это естественно, но мой темперамент другой - русский. Или это просто мой темперамент? Я эмоциональная, прямолинейная, я не люблю лицемерие, демагогию, потому что это пустая трата времени. Хотя я живу здесь уже 45 лет, французы всё еще говорят: "Она русская". Я люблю гулять по Парижу, наблюдать за людьми. Я рада, что живу здесь, это мой дом. Москва тоже близка, но жить там я не хочу, у меня там давно ничего нет. Я довольна своей судьбой, хотя некоторые элементы нарушили мою жизнь. Я была бы рада, если бы было признано моё творчество, мой духовный вклад в работу и моё право на своё место в этом мире.
  Возвращение Миловской в российское медийное пространство произошло в середине нулевых, с газетных статей парижских корреспондентов
и ТВ-интервью историка моды Александра Васильева. Работавшие с Галей журналисты и телевизионщики удивляются её неистощимой энергии, быстрой походке, стройной фигуре. Несколько раз она сама приезжала в Москву на телевизионные ток-шоу и интервью. В первый раз такие съёмки прошли в декабре 2007 года для "Программы Максимум" НТВ. Её отвезли на Красную площадь и попытались отснять "ремейк" фотосессии на брусчатке. Однако вышло не совсем удачно: немолодую женщину усадили прямо в шубе на мокрые камни, вскоре к ним подошли суровые милиционеры и попросили предъявить документы. Благодаря подобным передачам и статьям нынешняя известность Гали в России намного превосходит то, на что ей можно было рассчитывать в годы её модельной карьеры. Можно сказать, что справедливость восторжествовала, и на Родине наконец-то узнали об успешной соотечественнице, первой русской с обложки культового журнала мод "Vogue", "топ-модели из-за железного занавеса". Правда, прозвище "советская Твигги" самой Гале-Галине никогда не нравилось, да и встретиться с прославленной британкой по жизни так и не довелось ни в России, ни в Англии. Единственный запланированный визит Твигги в Москву в мае 1968 года был отменён советскими властями. 
 
статья в ж. "Америка" 1970г.
обложка "Журнал мод" 1973г.
одна из последних съёмок Галины в СССР, конец 1973г.
временная квартира в Риме 1974г.
Галя (справа) участвует в модельном конкурсе на Капри 1974г.
съёмки для британского модельера в Риме 1974г.
эдиториал в британском Vogue 1974г.
обложка 1975г.
бракосочетание в Париже 1975г.
одна из иностранных публикаций о Гале 1977г.
Галя в прежней парижской квартире, конец 1970-х г.г.
в нынешней квартире в районе Маре, 2012г.
с мужем
Галя гость российского ток-шоу 2018 г.

_______________________________________________________